Без рубрики

«Мы восстанавливаем доверие с другими странами». Михаил Турецкий о мостах дружбы и роли музыки в политике

Основатель и продюсер арт-группы «Хор Турецкого» и «SOPRANO», Народный артист России Михаил Турецкий рассказал, как грандиозный проект «Песни Победы» смог русской песней покорить сердца европейцев. Несмотря на ограничения 2020-го, международную разобщенность и политические противоречия, его коллективам удалось открыть границы со странами, чьи политики не привыкли идти на диалог с Россией.

– Маэстро, у вас есть замечательный международный проект «Песни Победы». Насколько сложно было его реализовывать в условиях пандемии, и всё ли получилось так, как планировали?

 2019-й год был очень ярким, мы сделали много красивых праздников. И 20-й год должен был стать апофеозом: в 75-летний юбилей Победы проект должен был достичь своего апогея! Нам уже все доверяют, раскрыты все двери. Год назад мы умудрились дать концерт в Польше: спеть там о Победе, что само по себе немыслимо. Нам после долгих раздумий открывают Вену (Австрия). Мы достигли такого уровня доверия, что нам выделяют центральные площади Рима, Мадрида, Парижа. Но появляется covid-19, который закрывает города Европы один за другим… То есть к обеду ложка сломалась. Но благодаря нашему упорству и, наверное, какому-то провидению, нам удалось свершить невозможное. Сейчас, оглядываясь назад, не верится, что у нас получилось.

Мы хватались за любую возможность, подобно флюгеру, реагировали на любое дуновение ветра. Умудрились в последний момент поймать единственный рейс до Вены, где дали концерт на центральной площади Шварценбергплац.На следующий день город закрыли. По дороге нам не дают провести мероприятие в Праге (Чехия). Сначала разрешили, но потом из-за роста числа заражений, отменили. Мы приехали в Братиславу (Словакия), где должен был быть концерт на центральной площади. Получили день в день запрет – что ж, перенесли выступление в городской парк. Ну, и отлично! Все равно мероприятие прошло, его показали на каналах. Затем всей группой в 30 человек тут же сдали анализ на ковид, чтобы нам дали на следующий день возможность выступить в Будапеште (Венгрия). И там, на площади Святой Троицы, всё было хорошо. У них в это время было, к счастью, благополучно.

Но при всех ограничениях на концертах было очень много людей. В Дрездене (Германия), вся центральная площадь Ноймарк была полна зрителей – около 2 тыс. человек. За оцеплением тоже начал скапливаться народ. Представляете, на площади, где стоит Фраунэкирхе – одна из наиболее значительных лютеранских церквей города, они слышат оперу Ave Maria. В Германии каждый третий когда-то пел в хоре, они разбираются. И я вижу, как немцы, услышав нас, начинают скапливаться за ограждениями. Зайти уже нельзя, но они не уходят. Мужчины сажают на плечи детей и женщин, чтобы те видели сцену. Для них это чудо – русские мужики из России поют на латыни. Мы поняли, что нужны им. Что должны со своей музыкой ещё активнее стучаться в их дома. Нам повезло – мы вызвали интерес у немецкой прессы. Да, они задавали нам провокационные вопросы о Победе, на которые мы дипломатично отвечали, стараясь не разжечь пламя войны.

Песни Победы в Нью-Йорке

– Михаил Борисович, выступая в Германии с песнями военных лет, не ощущаете ли вы чувство горечи и дискомфорта, какого-то негатива?

 Даже у меня – человека, у которого во втором поколении вся семья была уничтожена немцами, к современным жителям Германии нет претензий. Они не виноваты в прошлом. Это всё равно, что спросить у ребёнка за ошибки отца. Да, мы люди другого поколения. Вот мой отец до конца своих дней не мог слышать немецкую речь. Он фронтовик, дошедший до Берлина. На войне он потерял друзей, близких…Тут даже говорить нечего, ему эта война нанесла тяжелейшую рану в самое сердце. Он отказывался ехать в Германию. У меня уже совсем другое отношение. Жить в Германии я не намерен, но ездить с концертами и проводить там культурные акции – это моя работа. И я счастлив, что у меня есть такая возможность. Мы всё равно артисты, музыканты. И наша работа – играть, петь и радовать людей. Нести им веру, надежду и любовь.

– Неудивительно, что ваш проект «Песни Победы» называют миротворческим. Вы сами, когда выходите где-нибудь в Европе на сцену с нашими военными песнями, ощущаете себя дипломатом?

– Знаете, доверие – ключевое слово в международных отношениях. Нашей стране очень повезло с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, который увидел в нас некий инструмент. Возможно, где-то с его помощью мы смогли сделать наш проект «Песни Победы» настолько популярным за границей.

Но надо понимать, что мы восстанавливаем доверие с другими государствами не как политики, не специально. Мы занимаемся любимым делом, но как патриоты своей страны понимаем, очень важно сейчас выстраивать мосты дружбы. Особенно, когда такая невероятная турбулентность в политических и экономических отношениях между странами.

Когда в 2018 году из США депортировали 60 российских дипломатов, никто не верил, что нас пустят с концертами. Но мы смогли! Дали концерт в Вашингтоне на Национальной аллее, на следующий день – в Нью-Йорке. На фоне Статуи Свободы собрали тысячи людей, но далеко не все из них были русскоговорящими. Мы ориентировались на портрет аудитории и понимали, что соотечественников будет немного. Поэтому были переводы на экранах, использовали понятную всем символику. Более того, у нас минимум 10 человек в коллективе говорят на английском, который понятен. Кстати, сам проект мы не стали переводить дословно, а назвали его «Unity Songs», т.е. «Песни Единства». И наши концерты имели большой успех, даже сенатор Нью-Йорка назвал нас культурной сенсацией.

– Маэстро, насколько знаю, ваш проект «Песни Победы» поддержал не только МИД России. Первым был мэр Москвы Сергей Собянин, не так ли?

– Сергей Семенович поверил в нас после успешного проведения первых «Песен Победы» в Берлине в 2017 году. Тогда это казалось даже некой авантюрой – мы «за свои» рискнули провести в сердце Германии такую акцию. Бургомистр Берлина чудом одобрил нам инициативу, дал разрешения. И вот с 2018года проект стал совместным с Правительством Москвы, обрел масштабы целого марафона и охватил уже 15 стран!

– Насколько знаю, у вас есть ещё один проект, который был даже лично поддержан президентом Владимиром Путиным?

 Ну, это «Праздник Песни» или народное караоке, как я его ещё называю. Это произошло на одном из наших концертов, где был глава государства. В какой-то момент музыка задела его за живое, когда я с коллективом исполнял песню о Ленинграде (Город над вольной Невой). Знаю её, потому что мой отец был в блокадном Ленинграде, и в 1941-ом он был призван на войну. Как только я родился, первым городом, куда меня повез отец, был Питер. Мне было четыре. Понятно, что с этим городом много связано в моей семье. И я знаю, о чём поётся в этой песне.

Тут заметил, как все привстали. Владимир Владимирович подошёл к микрофону. Я увидел глаза президента. Он спросил: «Можно я спою эту песню вместе с вами?». Дальше мы вместе спели «С чего начинается Родина», «Русское поле», «Есть только миг» и другие хиты, любимые песни нескольких поколений. Те песни, что цепляют душу и формируют любовь к нашей стране, российским просторам. Вместе с президентом пели 40 минут. Наш Президент хорошо поёт, и мы импровизировали, подхватывали тональность – было здорово! Вдруг он говорит: «Эти песни надо петь с народом». И я понял, что в принципе, это реально сделать так, чтобы толпа людей на площади пела в унисон. Важно правильно подобрать материал, а я – дирижер симфонического оркестра и хора. И могу управлять толпой. Кроме того, могу подсказать слова.

Понимаете, если хорошо подобран репертуар, то никто бутылку пива не бросит под ноги, как это обычно бывает после бесплатных городских ивентов. Как-то после концерта я общался с тогдашним губернатором Нижегородской области – Валерием Шанцевым. Он говорит: «Никогда не видел после праздника такую чистую площадь». На площади Минина и Пожарского – главной площади Нижнего Новгорода было 35 тыс. человек. Она выглядела так, будто её только что убрали. Потому что музыка создает такое состояние, что люди начинают любить свой город, регион, страну. Музыка делает нас лучше. Она очищает.

И, конечно, спасибо Владимиру Владимировичу, пусть и случайно, но он подсказал большое дело. Когда мы начали петь эти песни, стало понятно, что они нужны. Их незаслуженно не тиражируют, но в них многолетняя история, культура, традиция. Мы умеем завернуть их в модную обертку. И довести зрителя до апогея. В конце выступления впадаешь в такое состояние, что хочется спеть гимн и уйти, сделав мир лучше.

Праздник Песни в Омске

Беседовала Ксения Ширяева

«Мы восстанавливаем доверие с другими странами». Михаил Турецкий о мостах дружбы и роли музыки в политике