Без рубрики

Михаил Турецкий рассказал, чему учит европейцев его Хор и Soprano

Летние гастроли в Европе по-прежнему отменены или перенесены на более поздние сроки. Кто смог прорваться?! Только наши: Хор Турецкого и группа Soprano. Хотя на некоторых границах все равно не хотели пускать: в локдаун у пограничников многих стран особые полномочия.
Михаил Турецкий: Наша музыка просто нужна людям - во имя мира и здоровья. Фото: Дмитрий Спиридонов
Михаил Турецкий: Наша музыка просто нужна людям – во имя мира и здоровья. Фото: Дмитрий Спиридонов

Что делали русские артисты?! Не разворачивались и начинали петь – и границы открывались… Да и гастроли эти ведь особенные: тур “Песни Победы” уже четвертый год проходит на площадях европейских столиц. Иногда ради этого приходится проводить в автобусе по 10-12 часов, но зато – вот уже следующая столица, открытая сцена, песни и откровенные разговоры о том, что сегодня волнует и артистов, и зрителей.

Можно ли благодаря туру “Песни Победы” добиться того, чтобы европейцы снова нас лучше понимали, или хотя бы стремились к этому? Удастся ли благодаря русской песенной культуре вновь стать ближе друг к другу? Об этом и о гастролях, которые 24 июля продолжатся уже в столице Испании Мадриде, обозреватель “РГ” расспросил художественного руководителя Хора Турецкого и арт-группы Soprano Михаила Турецкого.

Хор Турецкого начал тур проекта “Песни Победы”, когда во всех странах жара, во многих – локдаун. Что нужно было придумать для этого тура и указать в афишах, чтобы европейцы оторвались от забот и пришли на ваши концерты? Тем более что они проходят на открытых площадках столиц стран, изнывающих от страха перед коронавирусом?

Михаил Турецкий: Если коротко, то наша музыка просто нужна людям – во имя мира и здоровья. Мы абсолютно уверены, что во время наших концертов у людей улучшается настроение, а поэтому повышается и иммунитет. Поэтому даже в жару и с коронавирусными ограничениями люди чувствуют себя на концертах увереннее и лучше. Летний старт проекта взят в историческую дату – 80 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Проект имеет миротворческий посыл и объединил более 20 стран и 5 поколений. Мне кажется, что это тоже повышает настроение зрителям – все мы хотим мира и взаимопонимания. И поэтому кроме соотечественников к нам приходит и много местных, даже не понимающих ни слова по-русски. И наслаждаемся общением с ними, пусть и на английском. Ведь многие наши солисты успели поработать по контрактам в Америке.

Сейчас в Европе нет гастролей. Как удалось поехать на них Хору Турецкого. Какие аргументы приводили в Европе, перед тем как вам выделили концертные площадки и согласились предоставить визы?

Михаил Турецкий: Наш проект уже существует 5 лет и поэтому имеет очень проверенную и хорошую репутацию. Если это был бы какой-то новый заход, то было бы намного сложнее. А так, у нас были наготове рекомендательные письма и отзывы влиятельных не русскоязычных людей из Америки, Италии, Германии, Румынии, Венгрии, Словении, Словакии, Франции. В них были фразы о том, что наша акция является позитивной, стильной, сильной, миролюбивой с точки зрения искусства. И сделана на высоком художественном уровне. Как нас после этого могли не пустить и не дать визы? Ну, и спасибо правительству Москвы и МИД России за то доверие и поддержку, которую они оказывают нам каждый год.

Сталкивались ли вы с негативными мнениями в свой адрес?

Михаил Турецкий: Разве что пограничники некоторых стран не хотели нас пускать. Они тщательно изучали нас: как мы выглядим, о чем говорим и как мы общаемся. Но тогда помогали песни. Мы начинали петь, и все вопросы отпадали сами собой. Погранцы открывали рты и говорили, что это невозможно. Мол, откуда в таких стройных женщинах и таких достаточно обычных на вид парнях такие большие голоса, сила и энергия?!

Да, бюрократия в Европе, конечно, на самом высоком уровне, я бы даже сказал не бюрократия, а порядок. Люди там очень дисциплинированы – я и про масочный режим, и про социальную дистанцию, и про дисциплину. Именно поэтому здесь возможны концерты. Но приходят на них только привитые люди, и с этим там очень строго.

Вот, например, мы впервые выступали в Румынии. К сцене пускали только вакцинированных и с QR-кодом, поэтому людей было немного. Зато вокруг периметра скопилось огромное количество людей, не понимающих русский. Остановились из любопытства, им понравилось, и они остались. Карабинеры их не трогали. Были открыты кафешки, и там быстро собралось много народу – послушать наш концерт. Это было очень приятно, потому что мы рассказывали на русском, английском и румынском о том, что самое главное, что мы должны сегодня сохранить, – это мирное небо над головой. И если нам не все равно, где и как будут дальше жить наши дети, то мы должны объединяться и с Евросоюзом, и с Румынией в решении наших общих проблем.

Узнают ли на улице русских артистов? Или вам некогда было общаться, поскольку приходилось переезжать между странами буквально каждый день?

Михаил Турецкий: Да, нас узнавали. И это общение настолько прекрасно, что все бытовые трудности мы переносим мужественно и стойко. Иногда приходится по 14, иногда по 16 часов переезжать на автобусе.

Что мы еще делаем неукоснительно, так это мы идем к мемориалам наших солдат, которые боролись за свободу, за очищение мира от фашистского агрессора. Они есть практически везде, где мы бываем, поскольку все эти территории были освобождены от фашизма.

Да, нас, конечно, узнают, потому что понятно, когда мы собираемся вместе, то выглядим как артисты, иногда мы даже вместе поем в каких-то неожиданных местах и тогда вокруг нас собирается большое количество людей и снимают нас на свои телефоны.

Это уже пятый ваш тур “Песни Победы” в Европе. Делаете ли вы что-то, дабы не повторяться и вам самим каждый новый раз было неизменно интересно выступать?

Михаил Турецкий: Сегодня мы уже заинтересованы и в том, чтобы вовлечь молодое поколение европейцев. Песни военных лет, так сказать в чистом виде, больше интересны людям, которые имеют какое-то предрасположение к истории Второй мировой войны или у них есть поколенческие связи. А чтобы завоевать молодежь и рассказать ей о тех годах и нашей победе над фашизмом, приходится круто комбинировать программу.

Безусловно, она должна быть на нескольких языках, а не только на русском. В ней должны быть интересные музыкальные сочетания, какие-то мировые хиты, например, классика в сочетании с эстрадой, рок с фольклором, обязательно элементы русской культуры, хиты, которые знает весь мир.

Поэтому мы это называем музыка-объединение. Мы хотим, чтобы Европа нас лучше понимала и многие задачи мы решали вместе, уважая друг друга.

Сегодня нас со многими европейскими странами даже с Америкой объединяет общая победа над фашизмом. Еще нас должно объединять то, что мы не должны забывать о том, что какой ценой эта победа досталась.

До сих пор визитными карточками российского вокального искусства были Большой театр и Ансамбль имени Александрова. Вы уже пять лет ежегодно гастролируете по Европе и, наверное, уже ставите себе столь же амбициозные задачи?

Михаил Турецкий: Конечно, мы хотим быть лучшими и делаем для этого все возможное, но это не нам решать. Вы назвали Большой театр и ансамбль Александрова, это тренды, которые, естественно, на небосклоне нашего отечественного искусства заняли высочайшее место. Мы тоже будем стараться.

Музыка помогает расколоть лед недоверия и создать понимание между людьми. Например, в Болгарии нам сказали, что наше выступление сделало для российско-болгарских отношений больше, чем 20 лет переговоров. Так нам говорили во многих странах, и я очень уверен, что когда нас слышат в Европе и видят наши лица, то перестают нас бояться и начинают нам больше доверять.

Поэтому мы готовы иногда преодолевать по 1000 километров на автобусе, чтобы доехать до следующего города и концерта. Дело, песни и возможная дружба того, безусловно, стоят…

https://rg.ru/2021/07/20/mihail-tureckij-o-tom-chemu-uchit-evropejcev-hor-tureckogo-i-soprano.html