Без рубрики

Михаил Турецкий: «Женщины, похоже, сильнее нас, мужчин».

Михаил ТУРЕЦКИЙ чрезвычайно энергичная натура. Со своим знаменитым мужским хором он объездил весь мир. Музыканты дают не менее двухсот концертов в год. А каждый такой концерт — это своеобразный музыкальный спектакль. Стильный, динамичный, с мощным драйвом. Лично я 9 марта с удовольствием пойду на концерт «Хора Турецкого» в СК «Олимпийский»!

Михаил, хочу еще раз поблагодарить тебя за то, что 11 октября ты вместе с музыкантами приезжал к нам в редакцию OK!, чтобы поздравить меня с днем рождения. Это был великолепный сюрприз. 
(Улыбается.) У нас особые чувства к вашему папе, к вам с Игорем. С Игорем мы часто соприкасаемся, он большой актер, человек потрясающий. Обожаю эти особенные состояния, когда мы с ним едем куда-то вместе выступать и оказываемся недалеко друг от друга. Когда есть несколько часов в самолете — летим, скажем, в Казахстан, — садимся рядом, говорим о жизни. Он очень интересный человек. Вообще я всю вашу семью люблю. А когда пою для людей, которые имеют ко мне личное отношение, градус выступления поднимается и настроение улучшается.

Спасибо, дорогой. Скажи, а как часто ты сам получаешь от жизни сюрпризы? 
Сюрпризы для нас — это, наверное, не подарки, а какие-то неожиданные выступления, например, на площади Сан-Марко в Венеции. Концерт под открытым небом… Время было позднее, 12 часов ночи, и итальянские полицейские запретили ставить аппаратуру, так что нам пришлось без инструментов, без микрофонов около часа петь на Сан-Марко. Ночной город стал потихоньку просыпаться, собралось около пяти тысяч человек. Карабинеры стояли с открытыми ртами, когда мы пели фрагменты из оперы Верди «Набукко». А потом подошли к нам и сказали (говорит по-итальянски, затем переводит): «Вы поете совсем без акцента». Или вот еще, чтобы эту тему закончить: настоящим сюрпризом для нас было выступление на палубе авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» в присутствии личного состава Северного флота. А это не менее десяти тысяч человек.
Твой коллектив называется «Хор Турецкого». Откуда такая мания величия? 
Замечательный вопрос, Вадичка. Дело в том, что изначально мы создали хор Московской хоральной синагоги и занимались восстановлением традиций иудейского хорового пения. Это был коллектив, в репертуаре которого была в основном духовная музыка. А потом мы стали расширять репертуар в сторону классики и эстрады, что повлекло за собой смену названия. И чтобы наши поклонники не потеряли нас из виду, мы подумали, что есть смысл назвать коллектив по имени его руководителя, идеолога. Есть же балет Игоря Моисеева, оркестр Спивакова… Я был лидером, продюсером, руководителем, я стоял на сцене, дирижировал, пел, говорил с аудиторией… Поэтому и «Хор Турецкого». Дело не в мании величия. Мне очень помогла мамина фамилия: согласись, Турецкий — это такая афишная фамилия. А по отцу я Эпштейн. Это тоже круто, близко к Эйнштейну, но на афишах выглядело бы как-то не так броско.
Согласен. Быть руководителем, идеологом — эта жилка у тебя с детства? 
Как сказать. Я был активным ребенком, можно даже сказать, хулиганом. Помню, когда родителей приглашали в гости, говорили: «Приходите лучше без Миши». Тогда у наших родственников были небольшие квартиры, и вот появлялся я и переворачивал все вверх дном. Я был очень темпераментным ребенком, ярким. У меня Эммануэль такая — вся в меня. (Улыбается.) Уже потом я свою энергию в нужное русло направил, в занятия музыкой, занимался часов по восемь в день.
А родители воспитывали в тебе бойцовские качества или это самовоспитание?
Родители не воспитывали во мне эти качества. Когда я родился, отцу было пятьдесят лет, а маме сорок. Они занимались в основном выживанием. Папа мог философски оценивать мою жизнь, задавать вопросы. Более обстоятельно мы с ним начали беседовать, когда я ему сказал: «Пап, ты мне за двадцать восемь лет сказал двадцать восемь слов». И мы сели разговаривать про НКВД, про войну, про блокаду Ленинграда, про то, как он ел муку, как, «прикуривая, от ветра уклоняясь, умело я отступил на шаг всего, но пуля, что в меня летела, попала в друга моего». Это вот отцовские истории о жизни. «Папа, давай на концерт, на каток сходим вместе, на лыжах беговых сходим» — все это было. Папа в девяносто три года ходил на лыжах, а я шел с ним, чтобы его поддержать. Помню, мы катались на коньках, он был самым старшим на льду. Все были в шоке. Его под руку держала инструктор, она его вдохновляла. Папа в девяносто пять лет еще вальсировал, а в девяносто шесть ушел из жизни.
Что ж, у тебя хорошая генетика. Но вернемся к музыке. Тебе нравилось заниматься, или поначалу родители заставляли?
Периодами. Когда мне было лет шесть, родители намекали, что надо заниматься, заставляли, а потом я уже сам начал тянуться.
Уже без этого не мог. Пианино стало для меня наркотиком. Все равно все это было мне предначертано судьбой: музыка, этот образ жизни.
Ты говоришь, что это было предначертано. Но при этом я знаю, что у тебя был один частный педагог, который сказал родителям, что с тобой совершенно бесполезно заниматься, что ничего путного из тебя не получится. 
Я сейчас очень далек от желания осуждать того педагога.
Когда родители слышат такой вердикт — мальчик немузыкальный, ему медведь на ухо наступил, — они могут на сто восемьдесят градусов повернуть жизнь своего ребенка.
Вадик, это легенда. Легенда, что медведь на ухо наступил. Мы с этой женщиной занимались четыре месяца, никто не говорил «медведь наступил на ухо». Да, она сказала, что «мальчик бесталанный, не занимается, не продвигается, не развивается. Не тратьте деньги». Вот такой был вердикт. Но у моей мамы очень развита интуиция. Она понимала: голос-то звучит. Меня ставили на стульчик, я пел, и все были в восторге. Даже соседи, которые меня терпеть не могли, вставали у дверей нашей комнаты и слушали, как поет ребенок, которому четыре, пять, шесть лет. А что касается педагога… В шесть лет мне было неохота музыкальной грамотой заниматься, а педагог не сумела разбудить во мне желание. Я не был усидчивым. Но все равно талант, способности никуда не денешь. Дальше какое-то время я учился без педагога. Привезли пианино, и на том расстроенном инструменте я начал учиться музыке. И тут мама поняла: нет, что-то не то. Мы начали искать бюджетный инструмент, потому что материально были стеснены. Нашли флейту-пикколо, которая стоила рубль пятьдесят. Так что четыре года я играл на флейте. Я ни о чем не жалею. Знаешь, десять лет назад мои артисты подарили мне флейту, на клавишах которой выгравировали свои имена. Я взял ее и понял, что руки помнят. Сыграл Happy Birthday to You. Все вспомнил.
Скажи, ты всегда четко знал, что музыка — твое призвание? 
Мне казалось, что музыкой невозможно обеспечить себе достойную жизнь. Смотрел иногда по сторонам и думал: что бы такого сделать? Но эти мысли появились уже тогда, когда я учился в Гнесинке. Я все время искал работу по специальности, но понимал, что в нашей стране музыканту тяжело, надо придумать что-то экстраординарное, экстравагантное, неожиданное, единственное в своем роде. У меня всегда были какие-то идеи. В 1985 году у меня уже был свой ансамбль «Голос», где были инструменталисты, певцы — парни и девушки. Мы пели песни народов мира. Потом я работал с хоровыми коллективами, был опыт преподавательской деятельности. В театре работал: есть такой, с моей точки зрения, выдающийся театральный деятель Юрий Шерлинг, который в тот момент руководил театром музыкального искусства. И мне повезло: я с ним работал бок о бок в качестве музыкального руководителя театра.
Миша, я не могу не затронуть одну очень личную историю. У тебя в жизни все развивалось по нарастающей: комфортное детство, насыщенная событиями юность, первые успехи. И вдруг такая страшная трагедия: в автокатастрофе погибла твоя первая жена. Произошла пере­оценка ценностей? 
Детство мое было не таким уж комфортным. В принципе разговоры мамы о том, что она во время войны потеряла всю свою семью, подготовили меня к тому, что в жизни возможно все и надо быть ко всему готовым. Наше бессеребряное советское детство было, с одной стороны, неплохим, а с другой — были и лишения. Мы были подготовлены к каким-то трудностям, жизненным обстоятельствам. Та трагедия случилась двадцать пять лет назад. Конечно, уже очень много воды утекло, кажется, что все это было в прошлой жизни. Это был удар, удар ниже пояса, в голове не укладывалось, как все могло произойти. Мне сразу пришлось стать взрослым парнем. Я был юным, возвышенным музыкантом, романтиком, весельчаком, легко относился к жизни. И вдруг стал более практичным человеком, которому надо вынести последствия того страшного удара. Надо было пережить, не потерять лицо, взять всю ответственность за ребенка.
Сколько лет было дочке?
Пять. У меня был очень мощный партнер — мама погибшей жены. Но она в той автокатастрофе потеряла не только дочь, но еще и сына и мужа… Это было ужасно.
Что тебе психологически помогло выстоять, не сломаться, идти дальше? 
В тот момент я очень остро нуждался в помощи. И эта помощь пришла ко мне, можно сказать, свыше. Мне предложили создать в Москве хор еврейской духовной музыки. Это было спасением. Музыка предков — древнее могучее искусство — дала мне силы жить. В ней очень много страданий, ностальгии, душевного трепета. И я с головой ушел в работу. Я даже ночью репетировал. Я хотел быть лучшим в том, что я делаю. Именно это меня поддержало больше, чем друзья или даже родители. Я резко стал серьезнее…
Жестче? 
Не думаю, что я стал жестче. Глубже и, может быть, стал более философски относиться ко многим вещам, к человеческим слабостям.
На гастролях в Америке ты встретил Лиану. У нее была налаженная жизнь в США, но она все бросила и уехала с тобой в Россию. Когда вы с ней почувствовали, что должны быть вместе? 
К организации нашего выступления в США имел отношение отец Лианы, и она — из уважения к нему, а вовсе не к искусству — все-таки пришла на концерт. Лиана очень неплохо выглядела и привлекла мое внимание. В то время у меня было тяжелое американское турне, и мне хотелось человеческого общения на стороне, как говорят. Нас представили друг другу. Сначала мы пошли в кафе, где я пытался напоить Лиану, но она не поддалась. Затем я напросился на беседу за чашкой кофе к ней домой. Лиана была горда тем, что может показать мне, как она живет.
И как она жила? 
Самостоятельно, со вкусом. В собственном доме в городе Даллас, штат Техас. У нее росла пятилетняя дочка от первого брака. Лиана была рассудительной, немного строгой, поэтому я уехал под впечатлением от нашего общения.
Уехал куда? 
В следующий город. У меня был тур по двадцати пяти городам. И вот из города Далласа я выехал в город Хьюстон, потом в Миннеаполис, потом в Чикаго. И помню, дня через три, уже из Чикаго, я решил позвонить Лиане из гостиницы. Набрал ее номер — помню, это было около половины двенадцатого ночи, сказал: «Я не поздно, Лиана?» Она: «Нет, не поздно». Мы с ней говорили около пяти часов. Я проговорил свой гонорар примерно за три концерта. Понимал, что сейчас мне это нужно и приятно, а за удовольствие надо платить. Да и разговор пошел такой жизненный, я думал: «Ничего себе! У такой молодой женщины столько мыслей, такой богатый жизненный опыт». К этому времени она уже прошла огонь, воду, подбиралась к медным трубам, и тут появился я. Во время этого телефонного разговора стало понятно, что все не так просто. Дальше я ей звонил уже из автомата — купил карточку. Мы говорили по два-три часа, было очень интересно. А потом я пригласил ее на свой знаковый концерт в Карнеги-холл в Нью-Йорке.
И этим ее покорил?
Нет. Она сказала: «Я очень хочу, но приехать не могу, занята на работе. Но у тебя есть шанс. Если хочешь меня увидеть, возвращайся после гастролей обратно». Я приехал к ней, а через пару дней ее маленькая дочка в детском саду шокировала воспитателей, сказав: «Дядя с концерта теперь спит у нас дома». Устами младенца глаголет истина. Тогда как-то определилась наша дальнейшая жизнь, в этой поездке мне стало понятно, что остаться в США сейчас нет возможности. Но я попался на крючок. Потом Лиана прилетела в Россию, в Москве она никогда до этого не была. Мне понравилось, что она не смотрела на быт, она просто пыталась понять, чем я тут дышу, что меня окружает.
А каким в то время был твой быт?
Быт был среднего уровня: двухкомнатная квартира на станции метро «Белорусская», со мной жила старшая дочка, ей было тогда шестнадцать лет. В общем, было уже тесновато. Но тем не менее практически через четыре месяца после нашего знакомства Лиана с дочкой переехали жить в Россию. Лиана сильная женщина, она решения принимает достаточно быстро, не то что я. Я пытаюсь всё взвесить, все за и против, а Лиана свой дротик, так сказать, пускает очень четко и попадает минимум в девятку.
Это при том, что ты эмоциональный, импульсивный, а Лиана, мне кажется, гораздо более спокойная. Я прав?
Нет, Лиана тоже темпераментный человек, просто она более уверена в своих поступках. Начинается эпоха женщин. Они, похоже, сильнее нас. Я вообще верю в то, что женщины завоевывают пространство.
Твое пространство женщины завоевали в прямом смысле слова. Ты ведь живешь в женском царстве. Жена, дочери… 
Спасибо большое моей старшей дочке: она родила мне внука. Лиана, увидев его, завелась: «Нет, все-таки надо мальчика еще родить». Так что не факт, что это конец фильма. (Улыбается.) 

Миша, а как, кстати, ты себя ощущаешь в роли деда? Ты энергичный, подтянутый, спортивный. 
Отлично я себя ощущаю в роли деда, просто супер! Я понимаю, что у меня появился преемник, мужчина. Не знаю, чем он в будущем захочет заниматься, но тем не менее у нас теперь есть парень.
А старшая дочь не стала музыкантом. 
Нет. Ее характер формировался в не очень простое для нас время, я тогда не был уверен, что музыка — это та область, в которой человек может существовать достойно.
У тебя тоже не сразу все пошло как по маслу. 
Конечно, нет. Было время, когда я думал: «Если за месяц не решу этот вопрос, проект погибнет. Остается три недели». И вот в последний момент появляется какая-то спасительная соломинка, за которую удается ухватиться.
Как ты думаешь, почему так происходит? 
Судьба. Ну и я очень хотел, чтобы все получилось. Я уверен, что мне помогала моя энергетика. Если человек чего-то очень хочет, он обязательно этого добивается. Но знаешь, я очень люблю одну фразу и очень внимательно к ней отношусь: «Бойся своих желаний».

Что ты имеешь в виду? 

Иногда то желание, которое у тебя есть, может быть для тебя самого опасным. Это очень распространенная ситуация. Мы чего-то желаем, а потом это же нас и уничтожает. Помнишь, как в мультфильме «Золотая антилопа», когда золото падает на раджу, он кричит: «Довольно!» — а его этим золотом засыпает? Человек хочет быть богатым, потом не выдерживает своего желания.
Скажи, у тебя были такие опасные, как ты их называешь, желания?
У всех нас есть опасные желания. Это все из области философии.
Хорошо. Возвращаясь к твоим женщинам. Дома с тебя, наверное, пылинки сдувают?
Когда я увидел Лиану, понял, что основное ее достоинство — это необыкновенное отношение к ребенку. Моя мама была абсолютно помешана на детях — на мне и особенно на моем старшем брате. А отец был для нее добытчиком. Нас мама называла «Мишенька», «Сашенька». А отца — Борисом. Не «Боренька», не «дорогой». Она с ним была строга. Лиана понимает, что я самодостаточный человек. Мне, конечно, нужна поддержка, помощь, а пылинки — их мы должны сдувать с детей.
Скажи честно, ты сколько времени с детьми проводишь? 
Ну, я воскресный папа, Вадик. Я очень много работаю, очень много выступаю, очень много перемещаюсь. Артист там, где его аудитория.
Понятно. Лиана никогда тебя не упрекала: «Я сижу с детьми, а тебя постоянно нет дома»? 
Ты знаешь, она не сидит и не ждет мужа. Ей есть чем заняться. У нее трое детей, она ими занимается, домом занимается. Лиана деловой человек. Она понимает, что любое мое движение придает нашей семье уверенность в завтрашнем дне. Она практичная женщина. Если бы я говорил: «Я устал, уезжаю один на две недели на Мальдивы» — тогда, возможно, могли бы возникнуть вопросы. Хотя, мне кажется, она все равно бы сказала: «Пожалуйста, отдыхай». Она помогает мне в делах, касающихся моего имиджа. Вот появился проект «Сопрано», меня окружает десять красивых женщин, но она не заняла позицию отторжения. Практичность этого проекта в чем? Потом дочери смогут им заниматься. Лиана говорит: «Давай я поеду с девушками в Париж, найду дизайнера, договорюсь, сделаем специальную коллекцию». Так и произошло. Я могу задавать ей вопросы: «Что сказать? Как поступить?» Даже если наши мнения не сходятся, даже если я потом поступлю иначе, мне приятно с ней говорить. Я чувствую, что принял правильное решение, только если до этого поговорил с женой. Даже ее ошибочное мнение дает мне правильный импульс.
В общем, с женой, Михаил, тебе повезло. У тебя огромное количество концертов — более двухсот в год. Чтобы выдержать такой бешеный график, нужно быть в прекрасной физической форме. Тебе это легко дается? Ты спортивный. Это от природы, или ты тратишь на это много времени?
Я не сижу ни на каких диетах. Мне нужно заниматься спортом для настроения, для того, чтобы быть подтянутым, стройным, для того, чтобы иметь много сил. И это вовсе не легко. В то время, когда подростки занимались бодибилдингом, я занимался музыкой, был сутуловатым парнем, «ботаником», понимаешь? Сегодня мне необходимо быть здоровым, крепким. У меня маленькие дети, я хочу, чтобы они видели рядом с собой не дедушку, а дееспособного папашу, который может всё. Это постоянная борьба, надо договориться с самим собой. Вот ты приехал уставший в город Красноярск, у тебя два часа до концерта, а ты, вместо того чтобы лежать в кровати, бежишь в спортивный зал, заказываешь тренировку. Через не хочу.
Тебе чуть больше пятидесяти. Как ты воспринимаешь этот возраст? 
Мне кажется, что сегодня я сильнее, чем десять лет назад. Этот возраст хорош, если ты занят делом, если ты не зациклен на себе, живешь для семьи, для общества, для своих проектов. И вот замечательная мысль, отец мне часто это повторял: «Если бы молодость знала, если бы старость могла…» У меня сейчас как раз такой возраст, когда молодость уже знает, а старость еще может. Надо жить сегодняшним днем. Если сегодня ты приносишь пользу себе и людям, то и завтра будешь твердо стоять на ногах.
Правильные слова. У тебя вообще очень положительный образ: хороший музыкант, примерный семьянин. Так и хочется поставить жирную кляксу, только вот некуда. 
Ну как это некуда? Есть куда, покопаться надо. Но копайся — не подкопаешься. Клякса есть у каждого человека, и скелеты есть у всех, просто не все их могут обнажить прилюдно. Не все такие откровенные, чтобы идти в передачу «Пусть говорят» и всё про себя рассказывать. Я это не люблю. Должна быть интрига.
Я немного про другое. Мне кажется, тебя с пути ничто не может сбить — выбить, так сказать, почву из-под ног. 
Ну почему? Я ранимый. Я просто очень хорошо играю роль уверенного в себе человека. Но я такой же, как и все, у меня тоже бывают моменты грусти, страха.
А грустишь из-за чего? 
Из-за того, что жизнь проходит быстро, дни вереницей мчатся, из-за того, что я не стал дирижером лучшего в мире симфонического оркестра. Кроме того, проект «Хор Турецкого», с моей точки зрения, еще не дошел до вершины Олимпа, он опережает время. Но, как писала Цветаева, «моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед».
Но у тебя же есть все: ты востребован, у тебя надежный тыл — красавица жена, дети. О чем еще можно мечтать?! Многие люди обожают твой хор и будут рады прийти на концерт в «Олимпийский». Да и то, что ты собираешь «Олимпийский», уже о многом говорит.
Возможно, ты и прав. Мы хотим сделать уникальное эстрадно-классическое шоу с хореографией, со сценографией, со спецэффектами. Будут модернизированные хиты, большая опера, мюзикл, оперетта, рок, классика, сочетание несочетаемого. Я слежу за тем, чтобы всё это было со вкусом. Наша задача — подобрать ингредиенты для того, чтобы классическая музыка звучала, чтобы люди, которые никогда не были в консерватории или филармонии, получили удовольствие, чтобы их это зацепило. Михаил Барщевский как-то сказал мне: «После того как я услышал оперу в твоем исполнении, я стал членом попечительского совета Большого театра».
Прекрасно, вот на этой оптимистичной ноте мы и закончим.

Добавить комментарий

Без рубрики

Michael Turetsky: «Women seem stronger than us men.»

Michael TURETSKYextremely energetic nature . With his famous male choir toured around the world . Musicians give not less than two hundred concerts a year . And every such concert — a kind of musical performance . Stylish , dynamic, with a powerful drive. Personally, I March 9 ‘d love to go to the concert » Chora Turkish » in SC «Olympic» !

Michael , I want to thank you again for what you October 11 along with the musicians came to our office OK!, To congratulate me on my birthday. It was a great surprise.
( Laughs. ) We have special feelings for your dad to you with Igor . With Igor , we often touch, he is a great actor, a terrific person . I love these special status when we go somewhere with him to act together and end up close to each other . When there are a few hours on the plane — flying , for example, in Kazakhstan , — sit side by side, talking about life. He is a very interesting person . Generally, I love your whole family . And when I sing for people who have a personal relationship with me , and the degree of performance rises mood improves .
Thank you, dear . Tell me, how often do you get out of life itself surprises?
Surprises for us — it’s probably not gifts, and some unexpected performances , such as the Piazza San Marco in Venice. Outdoor concert … It was late , 12 o’clock at night , and Italian police have banned put equipment , so we had no tools , no microphones to sing about an hour to San Marco . Night city began to slowly wake up , there were about five thousand men. Carabinieri stood with their mouths open , when we sang excerpts from Verdi’s «Nabucco» . And then came to us and said ( spoke in Italian , and then translated) : » You sing with no accent at all .» Or here’s another to finish this theme : a real surprise for us was the performance on the deck of the aircraft carrier «Admiral Kuznetsov» in the presence of personnel of the Northern Fleet. And it is not less than ten thousand people.

Your team is called » Turetsky Choir «. Why such a megalomaniac ?
Wonderful question Vadichka . The fact that we created initially Choir of Moscow Choral Synagogue and Jewish traditions engaged in restoration of choirs . It was a collective, whose repertoire was mostly sacred music . And then we began to expand the repertoire toward classics and pop , which led to the name change . And our fans to not lose sight of us , we thought that it makes sense to name the team after its leader, ideologue. There is a ballet by Igor Moiseyev , Spivakov Orchestra … I was the leader , producer , manager, I stood on the stage , conducted , sang , spoke to the audience … Therefore, » Turetsky Choir «. It’s not megalomania . I helped my mother’s surname: agree, Turkish — it is such afishnaya name. And father I Epstein. This is also a cool, close to Einstein , but on the posters would look somehow not so catchy .
Agreed. Being a leader, ideologue — this vein in your childhood ?
How to say . I was an active child , one might even say , a bully . I remember when their parents were invited to visit, saying: » Come better without Misha .» Then our relatives had a small apartment , and I appeared here and turns everything upside down. I was very temperamental child, bright. I Emmanuel such — all in me. ( Laughs. ) Even then I did my energy in the right direction to the right, music lessons , studied eight hours a day.
And parents raised you in fighting qualities , or is self-discipline ?
Parents did not raise me these qualities . When I was born , my father was fifty years old , and her mother forty. They are mainly engaged in survival. Dad could philosophically evaluate my life , asking questions. In more detail , we began chatting with him when I told him: «Dad , you’re twenty-eight years said twenty eight words.» And we sat down to talk about the NKVD , about war , about the siege of Leningrad , about how he ate flour as » lighting a , deviating from the wind , skillfully I just stepped back , but the bullet that I flew in , got into my friend . » It ‘s the story of my father’s life. «Dad , come to the concert on the rink came together , cross-country skiing together» — it all was. Pope in ninety-three years skied , and I walked with him to support him. I remember we went skating , he was the oldest on the ice. Everyone was shocked. His arm held instructor , it inspired him . Pope ninety-five years have waltzed , and ninety six died.
Well , you have good genetics . But back to the music. You liked to do, or first parents made ?
Periods. When I was six years old , parents hinted that needs to be addressed , forced , and then I began to stretch himself .
Without this could not. The piano was a drug for me . All the same, it was destined to me : music, this lifestyle .
You say that it was meant to be. But I know that you had one particular teacher who told my parents that you completely useless to do, that nothing good of you will not work.
I’m very far from condemning the teacher desires .
When parents hear this verdict — boy unmusical , he came bear ear — they are one hundred and eighty degree turn your child’s life .
Vadim is a legend . Legend has it that the bear ‘s ear come. We engaged with this woman for four months, no one said » bear stepped on the ear .» Yes, she said » boy untalented , not engaged, not moving , not developed. Do not waste your money. » That was such a verdict . But my mom is very developed intuition . She knew that voice — sounds . I put on the chair , I was singing and everyone was delighted. Even neighbors who could not stand me , got up at the door of our room and listened to the singing of a child who is four, five, six years. As for the teacher … In six years, I was reluctant to engage in a musical instrument , and the teacher failed to awaken in me the desire . I was not diligent . But all the same talent , the ability to not going anywhere . Next I learned some time without a teacher. Brought the piano and on the detuned instrument I began to study music . And then my mother realized : no , something is not right . We started looking for a budget tool , because the material was constrained . Found piccolo , which cost fifty rubles . So four years I played the flute . I do not regret anything . You know, ten years ago, my artists gave me a flute , keyboards engraved with their names . I picked it up and realized that his hands remember . Played Happy Birthday to You. Remembered everything .
Say, you always knew exactly what music — your vocation ?
It seemed to me that the music is impossible to provide a decent life . Sometimes looked around and thought : what would this do? But these thoughts were already present when I was in Gnesinka . All the time I was looking for work in the specialty, but I knew that in our country musician seriously , we must come up with something extraordinary , extravagant, unexpected , unique in its kind. I have always had some ideas . In 1985, I already had my ensemble «The Voice» , where they were instrumentalists , singers — boys and girls . We sang songs of the peoples of the world. Then I worked with choirs , was teaching experience . In the theater worked : there is such , in my view , an outstanding theater activist Yuri Sherling , who at that time directed the theater music. And I was lucky : I worked with him side by side as the musical director of the theater .
Mike , I can not touch a very personal story . You have everything in life has evolved on the rise: a comfortable childhood, eventful youth, early successes . And suddenly such a terrible tragedy in a car crash killed your first wife . There was a revaluation of values?
My childhood was not so comfortable. Basically moms talk about that during the war she lost her entire family , prepared me for the fact that in life everything is possible and we must be ready for anything . Our nonsilver Soviet childhood was , on the one hand, decent, and on the other — were deprived. We were prepared for some difficulties , life circumstances . That tragedy happened twenty five years ago. Of course, a lot of water has flowed under the bridge , it seems that it was in a previous life . It was a blow , a blow below the belt did not fit in my head how things might happen. I once had to become an adult man . I was young , sublime musician , romantic, merry , easy attitude to life. And suddenly became more practical man who should bear the consequences of that terrible blow. We had to go through, not to lose face , to take full responsibility for the child.
How old was the daughter ?
Five . I had a very powerful partner — the mother of the deceased wife. But she lost in a car accident that not only a daughter , but also her son and husband … It was horrible.
What helped you survive psychologically , not to break down , to go further ?
At that moment I very badly needed aid. And this came to help me , we can say again. I proposed the establishment in Moscow Choir Jewish spiritual music. It was salvation. Music ancestors — a powerful ancient art — gave me the strength to live. There is a lot of suffering , nostalgia and trepidation . And I plunged into work. I even rehearsed at night . I wanted to be the best at what I do. That is what I have supported more than friends or even parents . I abruptly became more serious …
Tougher ?
I do not think I have become tougher. Deeper and maybe become more philosophically refer to many things , human weaknesses .
On tour in America you met Liana . She had a good life in the U.S., but she dropped everything and went with you in Russia . When you feel it , that we should be together?
By organizing our performances in the U.S. had the attitude of Liana ‘s father , and she — out of respect for him , not for art — still came to the concert. Liana looked very well and caught my attention. At the time I was a heavy American tour , and I wanted to communicate the human side , as they say . We were introduced to each other. First we went to the cafe where I was trying to drink Liana , but she did not budge. Then I asked for a chat over a cup of coffee to her home . Liana was proud that can show me how she lives .
And how did she live?
Myself , tasteful . In his home in Dallas , Texas. She grew five-year daughter from his first marriage . Liana was sensible , a little strict , so I left impressed by our communication .
Went where?
In the next town . I had a tour of the twenty-five cities. And from Dallas I went to Houston, then to Minneapolis, then in Chicago. And remember , in three days , even from Chicago, I decided to call Liana of the hotel. Dialed her number — remember , it was about half past eleven , said: » I’m not late, Liana ? » She: » No, it’s too late .» We spoke with her about five hours. I spoke about his fee for three concerts . Realized that I need it now and nice, but for the pleasure you have to pay . And the conversation went this life , I thought, » Wow! For such a young woman so many thoughts , such a rich experience . » By this time, it has already passed the fire, water , was chosen to copper pipes , and then I came along . During this telephone conversation , it became clear that things are not so simple. Then I called her from the machine already — bought card. We talked for two or three hours , it was very interesting . And then I invited her to his landmark concert at Carnegie Hall in New York.
And that it won ?
No. She said: » I ​​really want to , but I can not come , busy at work . But you have a chance . If you want to see me , come back after the tour back. » I came to her, and after a couple of days of her little daughter in kindergarten educators shocked , saying, » Uncle gig now sleeps at home .» Mouth of babes the truth . Then somehow determined our future life on this trip it became clear that remain in the U.S. is currently not possible . But I was hooked. Then Liana arrived in Russia , in Moscow, she had never been . I liked that she did not look at life, she was just trying to understand what I’ve been breathing that surrounds me .
And what at the time was your life ?
Genesis was a mid-level : one bedroom apartment at the metro station «Belarus «, lived with me eldest daughter, she was sixteen years old . Overall , it was a bit crowded . Nevertheless, almost four months after we met her daughter Liana moved to live in Russia . Liana is a strong woman , she makes decisions quickly enough , not what I do. I ‘m trying to weigh the pros and cons , and Liana your dart , so to speak , let very clearly and gets at least nine .
This despite the fact that you are emotional , impulsive , and Liana , I think , is much more peaceful . Am I right ?
No, Liana too temperamental man , she just more confident in their actions . Begins the era of women. They seem to be stronger than us . I do believe that women are gaining space.
Your space women won in the truest sense of the word. You live in the female realm. Wife , daughter …
Thank you very much my eldest daughter she gave birth to my grandson. Liana saw him, started up : «No, do need to have a boy yet .» So it is not the fact that it’s the end of the film. ( Laughs. )

Misha, as , by the way , do you feel as a grandfather ? You are energetic, smart and athletic.
Excellent I feel myself as a grandfather, just super! I understand that I had a successor, man . I do not know what he wants in the future to engage in , but nevertheless, we now have a boyfriend .
And the eldest daughter did not become a musician.
No. Her character is not formed in a very easy time for us , then I was not sure that the music — this is an area in which a person can be worthy.
You , too, not just all went like clockwork .
Of course not. There was a time when I thought : » If one month I decide this question , the project will die. Remains three weeks . » And at the last moment there is some saving straw for which manages to grab .
What do you think , why is this happening ?
Fate . Well, I really wanted to make it happen . I ‘m sure I helped my energy. If a person really wants something , he certainly achieves this . But you know , I love a phrase very carefully and to treat her , «Fear of their desires .»

What do you mean ?
Sometimes you wish that you have can be very dangerous for you . This is a very common situation . We want something and then it’s us and destroys . Remember how in the movie «The Golden Antelope » when gold falls to Raja , he yells: «Enough! » — And it goes to sleep this gold ? Man wants to be rich , then can not stand his desire.
Say you had such dangerous , as you call them , desires ?
We all have a dangerous desire. This is all the domain of philosophy .

All right. Returning to your women. Home with you, probably blow away dust particles ?
When I saw Liana , I realized that its main advantage — it is an unusual relationship to the child . My mom was absolutely obsessed with children — especially for me and my older brother . But the father was her earner . Mom called us » Misha «, » Sasha .» A father — Boris . Not » Borenka «, not » expensive .» She was strict with him . Liana understands that I self-sufficient person . Of course, I need the support , assistance, and specks — we should blow them with children.

Tell me honestly , how much do you spend time with the kids ?
Well, I’m Dad Sunday , Vadim . I work a lot , a lot of speaking , very much moved. Artist where his audience .

Clear. Liana ‘ll never reproach : «I ‘m with the kids , and you are constantly not at home ?»
You know, she does not sit and waiting for her husband . It has something to do . She has three children, she is engaged in them , the house is involved. Liana business man . She understands that any movement of my family gives our confidence in the future . She is a practical woman . If I say, » I’m tired, leaving one to two weeks to the Maldives » — then, perhaps , there could be issues . Although , I think she still would have said, «Please , have a rest .» It helps me in matters relating to my image . Then came the project » The Sopranos ,» I am surrounded by ten beautiful women, but she has not taken a position of rejection. Practicality of this project in what? Then daughters to engage them . Liana says: » Let me go with the girls in Paris, find a designer , a contract made a special collection .» It just happened. I can ask her questions : » What can I say ? What to do? » Even if our opinions do not agree , then even if I do it differently , I am pleased to speak to her . I feel like I made ​​the right decision , unless previously talked with his wife. Even her misconception gives me the right momentum.

In general, with his wife , Michael , you’re lucky . You have a great number of concerts — more than two hundred a year. To sustain such a frantic schedule , you must be in good physical shape . It comes easily to you ? You sports . It is by nature, or you spend a lot of time ?
I do not sit on any diets. I need to play sports for the mood , to be fit , lean , in order to have a lot of strength. And it’s not easy. In a time when young people are in bodybuilding , I studied music , was stooping man , » nerd » , you know? Today I need to be healthy, strong . I have small children , I want to be seen next to him is not his grandfather , and a competent dad who can do everything. It is a constant struggle , we need to agree with himself. Here you come in tired Krasnoyarsk, you have two hours before the concert , and you, instead of lying in bed, run to the gym, you order a workout. Through not want .

You little more than fifty. How do you perceive this age ?
I think that today I am stronger than it was ten years ago. This age is good if you are engaged in business , if you are not obsessed with himself, living for the family, for society , for their projects. And a great idea , my father often repeated to me : » If youth knew , if old age could … » I ‘m just such an age when youth already knows , and old age can still . We must live for today. If today you benefit yourself and others , then tomorrow will stand firmly on his feet.
The right words. You are generally very positive image : a good musician , an exemplary family man . So you want to put a fat blob , but that’s nowhere .
Well, as it nowhere ? There are much , it is necessary to dig . But dig — not undermine. Blot have each person , and everyone has skeletons , just not all of them can expose publicly . Not all such bold to go to the transfer of » Let Them Talk » and tell everything about yourself . I do not like it . Should be intriguing.
I’m a bit of both. I think the way you nothing can knock — knock , so to speak , the ground from under the feet.

Why? I’m vulnerable . I’m just very well play the role of a confident man. But I am just like everyone else, I too have moments of sadness , fear.
And sad because of what?
Due to the fact that life goes fast , a string of days rush because I did not become the world’s best conductor of a symphony orchestra. In addition , the project » Turetsky Choir «, in my view , has not yet reached the top of Mount Olympus , he is ahead of time. But as Tsvetaeva wrote , » my poems , like precious wines , their turn will come .»
But you also have everything you demand , you have a reliable rear — a beautiful wife and children. What more could you ask ? Many people adore your choir and will be happy to come to the concert in the «Olympic». And what you are going to » Olympic» already says a lot.
Perhaps you’re right . We want to make a unique pop- classical show with choreography, with scenography , with special effects . Will be upgraded hits grand opera , musical, operetta, rock, classical, a combination of incongruous . I make sure that all it was tastefully . Our task — to pick up the ingredients to classical music sounded to people who have never been in the conservatory or Philharmonic enjoyed that their was hooked . Michael Barshchevskii once told me : » After I heard the opera in your performance , I became a member of the board of trustees of the Bolshoi Theater .»
Fine, here on this upbeat note we conclude.