Без рубрики

Михаил Турецкий: «Каждому человеку нужна «инъекция» классической музыки»

Перед Новым годом в одном из крупнейших концертных залов Дюссельдорфа Mitsubishi Electric HALLE c большим успехом прошло выступление артгруппы «Хор Турецкого». Этот музыкальный коллектив в особом представлении не нуждается. Высокое профессиональное мастерство, уникальные голоса певцов, начиная от самого высокого тенора, который неотличим от женского голоса, и заканчивая потрясающим басом-профундо, вызывают восхищение зрителей. Обилие музыкальных жанров и обширный репертуар коллектива рассчитан на самую широкую аудиторию. Михаил Турецкий выступал не только в роли певца и дирижёра, но и блестящего конферансье. Он обладает искромётным чувством юмора, легко и непринуждённо общается со зрительным залом. Неудивительно, что публика покидала концерт в приподнятом настроении, унося с собой массу положительных эмоций.

– Михаил Борисович, насколько я знаю, ваше музыкальное образование началось с игры на флейте-пикколо. Чем привлёк вас этот музыкальный инструмент?

– Дешевизной (улыбается). Вернее не столько меня, сколько мою маму, которая не была уверена, что в моё музыкальное образование нужно вкладывать большие средства. Я поздний ребёнок. Наша семья жила небогато, а обучение на флейте стоило недорого. Но я был везунчиком и получил лучшее в мире музыкальное образование. Окончил хоровое училище им. Свешникова, затем институт им. Гнесиных, аспирантуру. Занимался симфоническим дирижированием. Такой солидный фундамент позволил мне работать в различных музыкальных жанрах.

– Вы могли бы назвать человека или людей, без которых ваша карьера была бы не столь успешной?

– Таких людей много. Но наш главный инвестор – это публика, заполняющая зрительные залы. Наши концерты проходят с аншлагами, поэтому мы не зависим от спонсоров, ведь на их помощь не всегда можно рассчитывать. Наше искусство весьма востребовано не только среди меломанов, но и людей, никогда не посещавших консерваторию, не слушавших оперу, да и вообще не бывающих в театре. Таких в России насчитывается 40−50 процентов, и это грустная статистика. На площадях городов мы собираем несколько десятков тысяч человек и проводим для них музыкальный ликбез. Звучит музыка Чайковского, Моцарта, Россини и многих других замечательных композиторов, отрывки из мюзиклов и оперетт. Люди получают «инъекцию» классической музыки, которая так необходима цивилизованному человеку.

– Как родилась у вас идея создать мужской хор при Московской синагоге?

– Идея эта появилась в эпоху перестройки, когда стала возрождаться еврейская духовная музыка, уже изрядно подзабытая в СССР. Я создал хор, который мог бы прославить эту часть музыкальной культуры по всему миру. Жаль, что пресса тогда мало писала о нас. Да и евреи, испытывающие гордость за свою культуру, могли бы оказать нам большую поддержку. Например, помочь организовать выступления в таких престижных концертных залах, как «Альберт-холл» в Лондоне или «Карнеги-холл» в Нью-Йорке. Можно было бы снять такие концерты на видео и распространить их во многих странах. Увы, этого не произошло. И всё-таки мы мечтаем, чтобы еврейская литургическая музыка прозвучала в «Альберт-холле». Есть у нас такой проект, и уже появился спонсор, но обстановка сейчас такова, что выступать российским артистам в Лондоне практически невозможно.

– Сейчас весьма популярен музыкальный стиль «кроссовер». Но вы, кажется, пошли несколько дальше и изобрели некий новый жанр?

– Кроссовер (музыкальный стиль, представляющий собой синтез, классической и современной музыки. – А. О.), занимает не более двадцати процентов нашего репертуара. Мы исполняем классику всех музыкальных направлений как в современной обработке, так и подлинном виде: классику рока, оперы, городского романса, мировые шлягеры, которые прошли проверку временем. Наша артгруппа не только поёт, но и танцует, мы используем театральные декорации, не чуждо нам и драматическое искусство.

– Ваши концерты проходят с неизменным успехом. А как вы реагируете, когда публика не аплодирует?

– Такого, к счастью, не припомню. Если в зале не раздаются аплодисменты, значит «мотор заглох» и его надо отправить в ремонт или списать. Уровень мастерства наших артистов высочайший. Другое дело, что во время гастролей у нас нет технических возможностей показать столь красочное шоу, как, например, в спорткомплексе «Олимпийский», где присутствовало 19 тысяч зрителей. Мы представили новую программу «Мужской взгляд на любовь». Это было впечатляющее зрелище: световые спецэффекты, живой оркестр, шоу-балет, а огромные экраны позволяли хорошо видеть происходящее на сцене. Если бы вы присутствовали на том концерте, то поняли бы, что такое «Хор Турецкого». Конечно, красивая женщина и без косметики и нарядов выглядит привлекательно. Но такое зрелище надо видеть во всей его красе, хотя и на DVD-дисках наши концерты смотрятся впечатляюще. Однако и в самой скромной обстановке мы легко и быстро покорим сердца публики.

– Кто ваш зритель, приходит ли на ваши выступления молодёжь?

– На наших концертах бывают и председатели правительства, и главные лица страны, и губернаторы. Приходят олигархи, студенты, домохозяйки. Много молодёжи, а вот пожилые люди посещают наши концерты редко – нет у них такой возможности. Германия в этом плане отличается от России, люди старшего поколения живут здесь полноценной жизнью. Но мы надеемся, что и в нашей стране концерты будут посещать зрители старшего и даже преклонного возраста. Ведь искусство способно продлить жизнь, и в этом мы видим свою миссию.

– Как тут не вспомнить вашего отца? Он, если не ошибаюсь, умер в 97 лет?

– Да. Он участник прорыва Ленинградской блокады, жил в Москве. Его всё устраивало, он не хотел никуда уезжать, был активным, жизнерадостным человеком. Вспоминаю такой случай. Как-то мы пошли на каток. Мне было 42 года, старшему брату 57 лет, а отцу 92. Вокруг нас стали собираться люди, чтобы посмотреть на столь необычную троицу. Но такие случаи нетипичны для нашей страны.

– Вы не припомните самое необычное, самое запоминающееся выступление вашего хора?

– Пожалуй, самой необычной площадкой, на которой мы выступали, была палуба авианосца «Адмирал Кузнецов». Происходило это в Мурманске, собрались 6 тысяч моряков, конечно, такой концерт невозможно забыть. Или наш концерт, посвящённый трёхсотлетию Новгородской области. Мы пели на площади при минусовой температуре и напрямую общались со зрителями, а собралось их около 25 тысяч. Впечатление незабываемое!

– Два года по контракту вы работали в Америке. Чему научила вас эта страна?

– Шоу-бизнесу. И очень многим другим вещам, дипломатии, умению приспосабливаться, лавировать. С таким багажом потом было намного легче работать.

– Сейчас корпоративы в России проходят реже и скромнее, чем в прежние годы. Вы уже ощутили это на себе?

– Действительно, корпоративных мероприятий и заказных концертов теперь стало меньше. Во время кризиса выживают сильные артисты, а слабые могут пойти ко дну. Если ты не сумел дать кассовый концерт, то непонятно, как можно выжить. Хорошо, когда у тебя есть богатый дядя, небедная любовница или любовник, состоятельный спонсор. А если их нет? Нам в этом плане повезло. Мы гастролируем примерно в 100−150 городах мира, и у нас там уже есть своя аудитория, поэтому мы с уверенностью смотрим в будущее.

– В вашей артгруппе 10 ярких индивидуальностей. Управлять таким коллективом, вероятно, непросто?

– На самом деле намного сложнее находить общий язык со своими детьми, тем более что времени для общения с ними катастрофически не хватает. Вот и возникают проблемы. С артистами всё проще. Ты заразил их идеей, ты ведёшь их за собой, и они верят тебе. Помните книгу Киплинга «Маугли»? Акелла (вожак волчьей стаи. – А. О.) пока не промахнулся, вот когда он промахнётся, когда ты перестанешь быть лидером, тогда артистами будет управлять кто-то другой.

– Как вы выдерживаете столь огромные физические нагрузки? Можете ли позволить себе после концерта выпить вместе с артистами рюмочку-другую?

– У меня нет тяги к алкоголю. Когда собирается хорошая компания, могу выпить вместе со всеми водку, коньяк или вино, но во всех этих напитках разбираюсь плохо. Я предпочитаю физкультуру.

– А инструкция, запрещающая артистам в день концерта занятие сексом, не слишком ли сурова?

– В нашем возрасте (вздыхает) исключать занятия сексом никак нельзя. Наоборот, надо пользоваться любой возможностью. (Смеётся.) Кто знает, что ждёт нас впереди.

– В 2009 году вы создали женскую группу «Сопрано 10». Как проходил кастинг?

– «Сопрано 10» – это потрясающая палитра голосов. К претенденткам предъявлялись жёсткие требования. Девушки, попавшие в группу, с трёх лет занимаются музыкой, знают иностранные языки. Они могут зажечь любую аудиторию. В их исполнении звучат песни Майкла Джексона и Элвиса Пресли, хиты Кристалинской, Зыкиной, Пахоменко, Анны Герман. А ещё французский шансон, романсы, арии из опер, и всё это в новой, оригинальной обработке. Все певицы красивые, но это не куклы, которых богатые дяди привели на эстраду. Благодаря таланту, обаянию и трудолюбию артгруппа в короткий срок стала популярной.

– Не пора ли организовать гастроли «Сопрано 10» в Германии? Я видел записи выступлений и не сомневаюсь, что концерты женской группы пройдут успешно.

– Будем работать в этом направлении. Необходима серьёзная рекламная компания, и я тоже не сомневаюсь в успехе.

– Когда-то вы хотели открыть музыкальную школу. Ещё не отказались от этой идеи?

– Тут без помощи государства нам не обойтись. Для открытия школы необходимо хорошее помещение в центре Москвы, куда могли бы приезжать дети. Занятия проводились бы бесплатно. Если решится вопрос с помещением, такую школу мы откроем.

– Когда вы родились, вашему отцу было около пятидесяти лет. Вы не хотели бы последовать его примеру, ведь четыре дочери – ещё не предел?

– Мне жену мою жалко. Но думаю, мы договоримся. (Улыбается.) Правда, она говорит, что сначала – хупа (обряд бракосочетания по еврейскому обычаю. – А. О.), а потом можно подумать и о детях.

– Совсем недавно вы стали дедушкой. Как ощущаете себя в этой роли?

– Прекрасно! У меня внук – блондин с голубыми глазами, и мне это очень нравится. Мы, евреи, нация старая, и смешанные браки идут на пользу и нашим детям, и нашим внукам.

– Как бы вы ответили на вопрос: «Настоящая звезда – это… ?»

– Это понятие у нас очень девальвировано. Звёздами называют кого ни попадя. Настоящая звезда – это тот человек, имя которого через 50 или 100 лет будут искать в интернете. А многим нашим суперзвёздам не мешает заглянуть в зеркало и сказать: «Ребята, давайте будем скромнее!»

– В 2015 году вашей артгруппе исполняется 25 лет. Как будете отмечать юбилей?

– Напьёмся! (Смеётся.) А если серьёзно, хотим, чтобы о нашем коллективе сняли музыкальный фильм. Планов и задумок у нас громадьё! Одна из них – масштабный праздник песни по городам России. Это новый формат концертного мероприятия, на котором вместе с «Хором Турецкого» десятки тысяч людей споют любимые музыкальные композиции. Они станут полноценными участниками грандиозного культурного события!

Добавить комментарий