Михаил Турецкий Ретушь

Михаил Турецкий: миллион россиян споет гимн страны с Хором Турецкого

Народный артист России дирижер, музыкант, основатель арт-групп «Хор Турецкого» и Soprano Михаил Турецкий 12 апреля отмечает свое 55-летие. О влиянии «народного караоке» на международные отношения, о миротворческой акции в Берлине и других планах артист рассказал в интервью ТАСС.

— Михаил Борисович, как вы вообще относитесь к юбилеям, круглым датам?

— Философски и, наверно, с удовольствием, потому что чем больше прибывает — тем лучше. Мой отец на своем 95-летии сказал тост о том, что очень хорошо быть старым, и его никто не понял. Тогда он пояснил: «Ты дожил до старости, поэтому хорошо быть старым. Мы же все желаем друг другу долголетия». Это всего лишь цифры, пусть прибавляются.

У меня ощущение, что я еще где-то на половине своего жизненного пути. До 120 еще очень далеко! (Смеется.)

— Вы родились ровно через год после очень важного для нашей страны, да и для мира в целом события, — первого полета человека в космос. Космос сыграл какую-то роль в вашей жизни?

— Все началось с того, что меня изначально называли Юрой в честь Юрия Гагарина. Папа грассировал, картавил и сказал, что произносить «Юра» сложно. Я очень рад, что в итоге меня зовут Михаил.

По поводу связи с космосом. Я чувствую что-то особенное, когда мы выступаем на открытом воздухе, без потолка, и нас слышно повсюду, я считаю, что и в космосе. Мы вообще всю жизнь выстраиваем отношения с космосом. Я себя так настраиваю, что мне космос шлет энергию, силы, настроение, а я их очень щедро и с удовольствием отдаю людям, которые приходят на наши концерты.

— Ваш коллектив называется «арт-группа». Что вы вкладываете в это понятие?

— Смотря какая у нас творческая задача. Иногда это энергетический спецназ по подъему настроения и национально-патриотических чувств. Иногда это культурно-образовательная модель, которая может дать людям полный спектр понимания, что такое музыка разных стилей, жанров и направлений.

В концертах Хора Турецкого мы объединяем в себе и классику, и рок, и джаз, и фольклор, и оперетту, и мюзикл, и простые формы. Третья грань — развлекательная: иногда людям нужен праздник, и это тоже мы.

Я чувствую что-то особенное, когда мы выступаем на открытом воздухе, без потолка, и нас слышно повсюду, я считаю, что и в космосе. Мы вообще всю жизнь выстраиваем отношения с космосом

У нас есть невероятный творческий ресурс, собраны уникальные голоса, какие только могут быть в природе у мужчин. Если закрыть глаза, слушая нас, то покажется, что в этом коллективе поют и мужчины, и женщины, и даже дети. И это некий инструмент художника, которым можно нарисовать любую музыкальную картину. Вот это арт-группа.

К этому присоединяется шоу, спектакль, хореография, сценография, свет, звук, технологии. То есть мы залезли одной ногой в шоу-бизнес, хотя мы классика и консерватория, и все лучшее из шоу-бизнеса мы переносим в классику, делая ее более понятной, демократичной.

— У вас есть прекрасный женский коллектив Soprano. Недавно вы говорили, что хотели бы запустить детский проект. Получила ли идея какое-то развитие?

Мне трудно даже передать, что было тогда на Поклонной горе: это были и слезы, и поднятые вверх кулаки, и вся площадь начала петь с нами

— Эта идея продвигается медленно. Одна из причин — отсутствие места для развития такой уникальной школы, нет помещения. Вот-вот, скоро-скоро, работаем над этим, и чиновники нам обещают поддержку.

Не хочется отвлекаться еще и на бытовые проблемы, когда работаешь с детьми. И к тому же есть мегавостребованный коллектив «Хор Турецкого» с 200 выходами на сцену в год в разных городах и странах.

— Вами пару лет назад был придуман такой формат, как «народное караоке». Как появился такой «праздник песни»?

— В 2015 году мы сделали авторский праздник в День Победы на Поклонной горе. Мы собрали его из разных песен, превратив в спектакль. Не все композиции были о войне, но все они были близки по тематике.

Например, «Песня варяжского гостя» из оперы Римского-Корсакова «Садко», восхваляющая силу русского оружия, или «Бухенвальдский набат», «Смуглянка», «Полюшко-поле». Все эти песни создают разные эмоции. Мне трудно даже передать, что было тогда на Поклонной горе: это были и слезы, и поднятые вверх кулаки, и вся площадь начала петь с нами.

— То есть «народное караоке» не было задумано таковым?

— Мы понимали, что, если люди знают песни, важно организовать такой темп, аккомпанемент, чтобы площадь смогла нам подпеть. Здесь помогает высшее музыкальное образование, я по профессии дирижер симфонического оркестра. У нас был на сцене ансамбль, мы почувствовали, что площади удобнее петь медленнее, и стали играть медленнее. Люди невероятно отозвались на это!

Когда десятки тысяч людей поют в едином порыве — энергетика завораживает, масштаб потрясает!

После концерта мы поняли, что надо создать проект «Праздник Песни». Так называемое народное караоке. Когда вместе с Хором Турецкого поет многотысячная аудитория. Мы собрали песни разного происхождения, то есть любимые песни нескольких поколений, то, что папа с мамой знали и передали детям. Песни, которые не перестают быть актуальными и уходят в народ.

Вот «День Победы» стала народной, «Катюша» и «Смуглянка», «Черный ворон», «Звезда по имени Солнце», «Течет река Волга», «С чего начинается Родина», «Белые розы», «Там, где клен шумит» — эти песни переходят из поколения в поколение.

И стали их петь вместе с народом. Когда десятки тысяч людей поют в едином порыве — энергетика завораживает, масштаб потрясает! Такие «Праздники Песни» заряжают особой энергией, дают чувство единения и сплоченности. За 2015–2016 годы реализовано более 20 «Праздников Песни» в России и пять в Казахстане.

Проект собрал суммарно более миллиона человек. В феврале этого года проект был удостоен государственной премии правительства РФ. Этим летом планируем новый сезон. Будем продолжать петь всей страной.

— И кто собирает такую программу?

— На то я и художественный руководитель. Не просто так я учился музыке 18 лет! Образование очень помогает мне в проектах — знаешь много музыкального материала, из каких ингредиентов собрать блюдо.

Вот я хочу сделать концерт в Одессе, а директор Оперного театра боится дать нам зал. А я не боюсь, я хочу к своей публике

Вот мы и собрали песни, за которыми есть энергия, история, мощь, патриотизм, сила духа, преображения. Когда люди приходят и поют свои любимые песни — это настоящее счастье. На первый «Праздник Песни» в Красноярском крае пришли 15 тысяч человек, а в 2016 году — 45 тысяч. В Ростове-на-Дону пришли 106 тысяч человек, и мы вместе пели «Левый, левый, левый берег Дона…».

Опять же учитываем региональные особенности: в Нижнем Новгороде поем «Под городом Горьким, где ясные зорьки…», в Омске местные песни, едем в Казахстан — поем две-три песни на казахском языке. Это такой «комплимент от шефа», который проникает в самое сердце.

Нас на это вдохновил глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров, когда попросил спеть ингушский гимн, сказав, что в республике никто не может его спеть как мы (хотя мы даже не знаем языка). Так же мы приходим в филармонию в Таллине и поем на эстонском, хотя у Евросоюза есть какие-то сомнения в дружелюбии России. Такие вещи сближают народы.

К сожалению, сейчас нельзя поехать в Украину. Вот где «Праздники Песни» пошли бы!

— Вас туда не пускают?

— Мы проверили в сентябре, когда вспоминали трагедию Бабьего Яра. Несмотря на то, что мы продолжаем выступать в Крыму, СБУ нас пустила. Не в этом дело. Вот я хочу сделать концерт в Одессе, а директор Оперного театра боится дать нам зал.

Мы просто хотим напомнить, что мир — это очень хрупкая история. Это будет акция любви и дружбы, а не «мы вам покажем, что мы вошли в Берлин»

А я не боюсь, я хочу к своей публике. Этот конфликт — четко спланированная политтехнологическая акция людей, которым это выгодно с точки зрения бизнеса. А народ страдает, трехсотлетнюю дружбу славянских народов сложно уничтожить.

— А пока вы едете в Германию…

— Да, будем выступать в Берлине. Праздник Победы мы уже праздновали в Москве и Севастополе, и у меня зародилась мечта дать концерт в Берлине. Дело в том, что мой отец — участник прорыва Ленинградской блокады, закончил войну в Берлине в 1945 году.

И это будет даже не спасибо деду за Победу, а спасибо папе за Победу. Нам дали разрешение на выступление, это будет открытое мероприятие. На площади Жандарменмаркт в центре города поставим огромную сцену 7 мая, в день капитуляции Германии. Это будет акция, с одной стороны, за мир, с другой — против нацизма, фашизма и терроризма.

Сегодня Германия — это совсем другая страна, с нею строятся совсем другие отношения. И мы, конечно, хотим напомнить, что советский народ освободил Европу от фашистской чумы, но это была общая победа: были и союзники, и немецкое антифашистское движение. Мы просто хотим напомнить, что мир — это очень хрупкая история. Это будет акция любви и дружбы, а не «мы вам покажем, что мы вошли в Берлин». Сейчас эта позиция уже не верна.

У нас сейчас много идей по поводу этой акции, сотрудничаем с МИД, российским посольством, администрацией президента, еврейскими организациями. Для нас очень важно, чтобы это было не местечковое мероприятие, а серьезное, резонансное.

— Ваш прогноз — кого будет больше на площади: выходцев с постсоветского пространства, евреев или немцев?

— Непредсказуемая ситуация. Так как концерт будет в воскресенье, я уверен, что будут, конечно, люди, понимающие русский язык. Я знаю, что многие приедут из других городов: из Франкфурта-на-Майне, Дрездена, Дюссельдорфа, Кельна. Но мне кажется, что придут и те, кто просто будет гулять по своему городу в этот день.

— Какие песни будете исполнять?

— Я хочу спеть «Жди меня». Это ведь песня о том, что любящая душа может и из преисподней вытащить того, кого ждет, очень сильная песня. Споем на русском и на немецком «Катюшу», а еще песни «Смуглянка», «Темная ночь», «Белорусский вокзал», «Ехал я из Берлина», «Три танкиста» и многие другие.

Понятно, что сегодня берлинцы не имеют отношения к фашизму, и нет смысла давить на них с этой темой. Из уважения к нашим дружеским отношениями обязательно будем петь что-то красивое на немецком языке, например «Страну улыбок» Франца Легара.

— Надеетесь побить там рекорд Ростова?

— Думаю, что 40 тысяч человек в Берлине — наш предел. Все же там есть охрана, есть правила… Но у нас также будет съемка для телевидения.

— А когда «народное караоке» вернется в нашу столицу?

— В День России, 12 июня, выступим на Красной площади. У нас есть желание втянуть в эту историю некоторых артистов, которые могут усилить «Праздник Песни». Например, Николай Расторгуев, группа «Би-2» или Тамара Гвердцители — те, кто чувствует тему совместного народного пения.

Хотим также организовать телемост и поставить экраны на центральных площадях городов-миллионников. Пригласим, например, Дмитрия Губерниева быть коммуникатором: «Ростов, как слышно? А у нас вот что происходит!» Побьем национальный рекорд, чтобы гимн России спели более миллиона человек!

Беседовала Анастасия Силкина

Источник: ТАСС

0 Comments