Хор Турецкого проведет музыкальный марафон «Песни Победы»

Париж — Любляна — Вена — Берлин — Минск — Москва — Тель-Авив — Нью-Йорк… За десять дней восемь стран — таков маршрут музыкального марафона «Песни Победы», который проведут Хор Турецкого и SOPRANO. Марафон стартует 3 мая. О его программе рассказал «РГ» автор проекта и руководитель прославленных коллективов — Михаил Турецкий.

 

Проект «Песни Победы» был запущен в 2017 году. Как зародилась идея его создания?

Михаил Турецкий: На самом деле проект появился раньше. Впервые «Песни Победы» состоялись в 2015 году в рамках празднования 70-летия. Это был концерт на Поклонной горе 9 мая — около 150 тысяч человек пели с нами в едином порыве. А пришел я к этой идее от отца-фронтовика, от матери, которая работала медсестрой в госпитале. Папа прошел всю войну и вернулся пешком из Берлина в Москву. Всегда говорил, что он счастливчик: из ста человек, ушедших на фронт в первые дни войны, вернулись только трое. Отец — участник прорыва Ленинградской блокады. Прожил невероятно долгую жизнь — 97 лет. Когда мы праздновали его 95-летие (это было в 2008 году), я ему сказал: «Папа, у меня есть мечта — сделать концерт в Берлине». Он говорит: «Тебе этого никто не позволит». Я продолжаю: «На центральной площади, недалеко от Рейхстага, прозвучат песни Победы». И мы это сделали! 7 мая 2017 года, в километре от Рейхстага, на центральной площади Жандарменмаркт прозвучали песни о мире, подвиге и любви. Мы прошли все согласования, получили личное разрешение бургомистра, установили огромную сцену, экраны. Тогда нам удалось собрать более 20 тысяч человек. Народ взбирался даже на памятники, так как площадь была забита до отказа. Звучали и музыкальные комплименты: Легар, Имре Кальман, Иоганн Штраус, Моцарт, Россини. Фрагменты поп-музыки из репертуара группы «Квин» Фредди Меркьюри. Особым реверансом стала «Катюша» на немецком языке. Это была акция мира, дружбы, любви. «Бухенвальдский набат» стал ее центральным произведением. Люди слушали его стоя, не скрывая слез.

После концерта в Берлине вы поняли, что географию «Песен Победы» можно серьезно расширить?

Михаил Турецкий: Да. После 20 тысяч зрителей на Жандарменмаркт и 8 миллионов онлайн-просмотров в Интернете стало понятно, что проект имеет смысл развивать — и как историческую память, и как миротворческую акцию, и как народную дипломатию. Когда в мире наблюдается такая политическая турбулентность, самый устойчивый мост — культура. Этот мост помогает удерживать равновесие.

Ваш проект имеет в России государственную поддержку?

Михаил Турецкий: Да, и очень серьезную. Нас поддерживают и Министерство иностранных дел, и Министерство культуры РФ. Главным же нашим партнером здесь выступает правительство Москвы. Сергей Семенович Собянин считает, что таким образом Москва посылает флюиды мира в другие города. И я безмерно рад, что мы получили разрешение двинуть эту акцию в Европу, Израиль и даже в Соединенные Штаты Америки. В январе я полетел вместе с делегацией министерства иностранных дел в ООН. Присутствовал на заседании Совбеза. Меня там со всеми познакомили. И мы начали заблаговременно готовиться к реализации такого проекта, получать все необходимые согласования у вышестоящих органов местной власти. По своей сути это уникальное явление при нынешней ситуации в мировом сообществе… Международное название нашего проекта — Unity Songs («Песни, которые объединяют»).

Изменить название — это была просьба американской стороны?

Михаил Турецкий: Нет, это мы сами. Потому что хотим привлечь людей разных поколений, разных национальностей. Например, для молодежи советские песни могут быть не очень понятны. Поэтому мы создали международную программу Unity Songs. Она, конечно, «зацементирована» знаменитыми песнями о войне, мире и любви. Но там есть и хиты на французском, итальянском, английском. Специальные комплименты из репертуара Фрэнка Синатры и бродвейских мюзиклов. Через музыку мы посылаем месседж Нью-Йорку, что, несмотря на нынешнюю напряженность, Россия и Америка — два берега у одной реки. И эта река — река мира.

Американские визы уже получены, с ними не возникло проблем?

Михаил Турецкий: Большинство оценивали ситуацию скептически. Говорили мне: «Не теряйте время, здесь, в России, вы американские визы не получите. Езжайте в Казахстан, Белоруссию, даже на Украину, там вам скорее выдадут эти визы». Но чудо произошло! На этой неделе мы были в американском посольстве. Там сотрудники открыли базу и увидели, что коллектив «Хор Турецкого» с 1990 года 81 раз летал на гастроли в Соединенные Штаты Америки и никакой угрозы не представляет. В общем, сказали, что наши визы одобрены. Остается только через пару дней прийти за паспортами. То есть все решилось в кратчайшие сроки. Это реальное чудо!

По какому принципу определялись города, по которым пройдет марафон?

Михаил Турецкий: Ну, Париж — понятно, почему. Будем там петь песни союзников. Любляну нам посоветовали в нашем министерстве иностранных дел, поскольку в Словении тоже были союзнические войска и в этой стране очень трепетно и благодарно относятся к России. Вена потому, что «помнит Вена, помнят Альпы и Дунай…» Мы только до Будапешта еще не добрались, может быть, этот город откроется для нас в 2019 году. Братислава, я уверен, в 2019-м тоже примет нас. Мечтаем в Польшу поехать, но с ней пока есть сложности.

В афишах концертов (все они будут проходить на площадях) написано: «Вход свободный». Кассовая составляющая этого гастрольного тура — она существует хоть в каком-то объеме?

Михаил Турецкий: Никакой кассовой составляющей у «Песен Победы» нет. И принимающие стороны ни за что не платят.

Я могу объединить десятки тысяч человек, чтобы они пели вместе с нами

Кто же берет на себя расходы?

Михаил Турецкий: Проект представляет правительство Москвы. Это огромная для нас честь и в то же время ноша ответственности.

У вашего хора есть формат «Народное караоке». Он будет использоваться в программе марафона?

Михаил Турецкий: Один из высочайших принципов искусства — принцип сотворчества. Люди хотят участвовать в наших акциях. Хотят потанцевать на площади, спеть вместе с нами. Важно только найти правильный музыкальный формат, чтобы зрителям было удобно подпевать. Мы это тщательно прорабатываем. К тому же я по основной профессии — дирижер симфонического оркестра. И хормейстер. Так что тут все совпало. Я знаю, в какой момент надо взмахнуть рукой, чтобы люди запели. Я могу объединить десятки тысяч человек, чтобы они пели вместе с нами. И это невероятное счастье.

0 Comments